Приветственное

Здравствуйте!
Меня зовут Анна Хидирян, я психолог-консультант. Работаю в психоаналитически ориентированном подходе. Веду приемы в Москве и по скайпу.
В своем блоге публикую материалы на различные психологические темы.
Больше статей Вы можете посмотреть на персональном сайте baroflight.ru.
С интересом читаю материалы о психологии, психоанализе, литературе и многом другом. Рада новым френдам!
Мне можно написать в ЖЖ, на Facebook, через сайт, а также на почту baroflight (собачка)gmail.com.

Про вину конструктивную и деструктивную

Вина - это хорошее чувство. Конструктивная вина. Она про соблюдение нравственных законов, про совесть. Сделал кому-то плохое, осознай, извинись, больше так не поступай. Такая вина про человека, которого мучает совесть, когда он понимает, что сделал больно другому. Она про эмпатию, потому что ты можешь поставить себя на место другого и понять его чувства. И раскаяние здесь не только приносит облегчение тебе самому, но еще открывает диалог с Другим. Вина, которая про уважение к чувствам других, про человечность. Нормально, когда ты наступил кому-то на ногу, извиниться. Сорвался после тяжелого рабочего дня на того, кто под руку попал, попросил прощения. Взрослая, конструктивная, нормальная вина.
Но есть вина деструктивная. С ней регулярно сталкиваюсь в своей терапевтической практике. Часто с первого взгляда и не поймешь, про что она. Приведу один пример.
Допустим, приходит на терапию клиент.Collapse )

О прозревших слепых и терапии

В своей книге «Первый год жизни» Рене Шпиц упоминает об удивительном исследовании М. фон Зендена. Этот ученый в первой трети XX века исследовал 63 человека в возрасте от 3 до 40 лет. Общее у них было то, что все они родились слепыми и в течение жизни перенесли операцию по удалению врожденной катаракты. Удивительно, но реакция этих людей на возвращение зрения оказалась неожиданной.Ни для кого из пациентов обретение способности видеть не стало благом. Оказалось, что даже когда у них появилось зрение, видеть они не могли. Их приходилось обучать пользоваться зрением. Для больных данный процесс оказался долгим и мучительным. Некоторым пришлось потратить месяцы и годы, чтобы научиться видеть, но многие так и не научились. А часть людей считала, что лучше вновь стать слепым. Шпиц объясняет, что больные изначально научились жить без зрения, строить свои взаимодействия с миром без визуальной модальности, использовать только другие органы чувств. Соответственно система восприятия этих людей была настроена определенным образом, у них был специфический образ мира, сформированный в соответствии с изначальным ограничением, поэтому им так трудно впоследствии давалась «перестройка» системы.
Здесь хочется провести аналогию с психотерапией. Продолжение тут.

О важности внутренней реальности

Есть одно важное открытие Фрейда, которое используют психологи большинства направлений,  не только психоаналитики. Как известно, Фрейд, еще перед тем, как обнаружить многие психоаналитические штуки, работал с «истеричками». И они рассказывали своему врачу-Фрейду очень похожие истории про сексуальное соблазнение в детстве. И Фрейд им верил. Но затем, когда он навел справки, пообщался с родственниками пациенток, понял, что истории эти были выдуманные. Поначалу Фрейд очень расстроился, впал в депрессию, но затем сделал как раз то самое важное открытие, которое и используют многие современные психологи. Продолжение тут.

Статья о чрезмерной материнской тревоге


Портал "Психология Сегодня" опубликовал мою статью о чрезмерной материнской тревоге.
"Тревога за ребенка – чувство, знакомое каждой матери. На первый взгляд, все как будто очень понятно – мать тревожится за ребенка. Но часто мамочки за материнской тревогой подразумевают с психологической точки зрения совсем разные вещи.


Если послушать мам, почитать соответствующие форумы, можно заметить, что многие женщины говорят о тревоге, но по описанию она скорее похожа на сильный страх, вину или даже по симптомам напоминает паническую атаку. И это неудивительно..." Продолжение тут.

Несуразицы. Немного про Кэрролла,филологов и психоанализ

Как известно, в Европе и США в середине прошлого века появился ряд психоаналитических исследований по текстам и по личности Л. Кэрролла. Есть что-то совсем-совсем психоаналитическое, написанное Ф. Гринейкр. Далее имеем что-то на грани, например, работы Ж. Делёза, где пересекаются психоанализ, лингвистика, философия и пр. вещи. Но самое интересное начинается, когда эти идеи психоаналитические попадают «в руки» российским литературоведам. Тут читаю очередную критику на психоаналитические интерпретации личности и текстов Кэрролла и встречаю фразу, суть которой сводится к следующему: литературоведы с психоаналитическим уклоном продолжают рассуждать об эдиповом комплексе Кэрролла, хотя писатель признавался в письме 1868 г., что «смерть отца была величайшим горем его жизни». Судя по всему, по мнению исследователя, если бы у Кэрролла действительно был эдипов комплекс, он бы, видимо, должен был остаться равнодушным к смерти отца или радоваться этому событию, и еще про это в письме написать? То есть эдипов комплекс как-то исключает любовь к отцу, горевание по нему? И нельзя одновременно плакать по отцу, а на бессознательном уровне иметь всякие разные влечения?

Родитель и ребенок: патологические отношения

Это материал  на основе книги Х.Э. Рихтера «Родители, ребенок и невроз». Автор, известный психолог, когда пишет о детских неврозах, описывает и исследует такой момент, что ребенок может выполнять в семье замещающую функцию. Происходит это во многом, конечно, бессознательно. Кого/или что может замещать ребенок в семье?
1. Ребенок может быть в семье заместителем других людей :
1) Ребенок как заместитель родителя. Это еще называется парентификацией. В этом случае ребенок как бы «усыновляет» родителя. Это выражается в том, что изначально к ребенку выдвигаются определенные требования, которые вынуждают его рано повзрослеть. Пример, оба родителя страдают от какого-то вида зависимости, и тогда получается, что ребенок «усыновляет» себя и родителей. Продолжение тут.

О детском аутизме. Опыт восприятия

Как психолог я, естественно, знаю, что такое аутизм, как ведут себя аутисты. Нам читали о нем лекции, нам про него рассказывали преподаватели, мы изучали соответствующие книги и статьи. Но ничто не сравнится с реальным опытом восприятия. Мне пришлось как-то наблюдать нескольких аутичных детей в возрасте до 7 лет в одной игровой комнате. Детей приводили по одному. Поначалу там был мальчик, совсем обычный по виду. Он зашел, выбрал игрушечный паровозик и возил его по кругу, и так все время. Он не обращал внимания ни на кого вокруг.Но мне показалось, что все-таки мальчик в чем-то вполне восприимчив. Он как-то реагировал на разговоры окружающих, только это было в виде смены игры. Затем привели девочку. Продолжение тут.

Психология насилия: внутренний мир детей, подвергшихся насилию

Насилие единичное или регулярное (абьюз), которому подвергаются дети в семье, является травматичным для психики ребенка. В данном случае речь идет как о насилии эмоциональном, так и физическом.
Как устроен внутренний мир такого ребенка? Что он чувствует?
1. Секретность. Дети держат злоупотребления в секрете. Причина такова, что они боятся лишиться любви.
2. Беспомощность. Если ребенок пытается защитить себя, это подавляется взрослым. И тогда дети пытаются защитить себя иначе — возникает явление т.н. выученной беспомощности. Такие дети могут провоцировать абьюз сами, это создает чувство контроля, посколько они тогда могут знать, в какой момент произойдет насилие.
3. Чувство пойманности в ловушку. Продолжение тут.

И снова об эмпатии. Эмпатия в обычной жизни и в терапии

К. Роджерс называл эмпатию одним из самых важных условий терапии. И эмпатия на данный момент является неотделимой часть любой психотерапии. Даже люди, далекие от психологии, знают, что такое эмпатия. Простым языком — это способность к со-чувствию, умение поставить себя на место другого, умение чувствовать нечто, что переживает другой, понимать чьи-то чувства. Большинство так или иначе сталкивается с эмпатией в жизни. Мамы, которые сочувствуют своим страдающим малышам, родственники и друзья, поддерживающие друг друга в трудных ситуациях и сочувствующие друг другу.
Но эмпатия в жизни и в терапии — вещи разные. Продолжение тут.